Знак беды. Куропаты

Куропаты до сих пор остаются больной темой для Беларуси. Здесь, как нигде больше, чувствуется отсутствие в нашей истории пост-советского Нюрнберга. Наследники НКВД (советского «расстрельного ведомства») ревностно хранят секреты своих предшественников. Но Куропаты – стоят.

  • Что за место

    Урочище (лесной массив) Куропаты за Минской кольцевой автодорогой со стороны Боровлян длительное время официально считались местом массовых расстрелов советских граждан во время Второй мировой. Вот только археологи убеждены – расправы с людьми здесь проводились, начиная с 1934-1936 и завершились не позднее первой половины 1941 года. Да и оставшиеся пули не оставляют сомнений в «авторстве» этих убийств. Но официальные документы по этим карательным акциям засекречены до сих пор.

  • Общественная инициатива

    Впрочем, урочище имеет статус историко-культурной ценности первой категории (охраняемой государством). Но вот глобального мемориала здесь нет. Зато весь лес буквально наводнён деревянными крестами. Периодически «неизвестные» ломают эти кресты, но общественные активисты снова и снова проводят субботники, на которые приезжают самые разные люди. Потомки тех, кто чудом выжил или не выжил.

    Здесь нет помпезных мемориалов, и на этом месте не проводятся «уроки мира» для школьников. Зато сюда приезжают представители дипломатических миссий и обычные люди. Не для того, чтобы говорить какие-то слова – чтобы возложить цветы. Чтобы вспомнить. Помолиться. За тех, чьи тела выстилают этот лес. Чья жизнь оборвалась в застенках НКВД, и тех, кого привезли сюда полумертвыми после пыток. За тех, кто прошёл этой нечеловеческой дорогой смерти.

  • Борьба за память

    Помимо периодически фиксируемых актов вандализма, на Куропаты наступает и настоящее. При реконструкции кольцевой автодороги вокруг Минска почти половина урочища должна была быть «закатана в асфальт». Продолжительные протесты и общественные обсуждения привели к реализации компромиссного решения – «всего» несколькими десятками метров вдоль всего края леса урочище пожертвовало для удобства потомков. Конечно, могло быть и хуже. Правда, аварийность на этом участке повышенная, но кто ж верит во всякие там во всякие там замшелые запреты строить на чужой крови…

    Позднее территория урочища чуть было не была продана под коттеджную застройку. Ну, в самом деле – земля-то здесь дорогая, совсем рядом с Минском, хотя и район. А что на костях невинных жертв – так духовные издержки не посчитаешь в смете. Каким-то чудом и этот проект был отклонён. Коттеджный посёлок построили в отдалении от выявленных мест массовых расстрелов.

    Сейчас всё ещё обсуждается вероятность возведения совсем рядом развлекательного центра. Нуачё, торговый город Экспобел же вырос совсем рядом, да и несколько гипермаркетов различного назначения. Разрушенные традиции памяти приносят свои плоды.

Кстати, куропатами в некоторых районах центрального региона Беларуси называют белые подснежники. Их особенно много здесь весной. Всё урочище смерти, подножия деревянных крестов как будто залиты молоком в Куропатах. Может быть, действительно для того, чтобы всё-таки помнили.

Катерина Сидорук

comments powered by HyperComments