Знак беды. Хэлоуин-37

Сегодня Хэлоуин – пришлый праздник языческого кельтского происхождения – отмечается как развлечение, своего рода торжество публичных примет смерти. А ведь белорусы вполне могут отмечать совсем другой Хэлоуин – как годовщину страшной трагедии 1937 года. 29-30 октября в Минске, во внутренней тюрьме НКВД было расстреляно несколько десятков молодых поэтом и прозаиков, пишущих на белорусском языке.

  • Официальное обвинение

    Официальное обвинение для всех жертв, по большому счёту, не стоило и выеденного яйца. Главной виной был признан именно белорусский язык, как «пережиток буржуазного прошлого» и нечто, мешающее «единению народов» в «счастливой Советской стране». А неформально – людей убивали десятками просто за то, что они имели смелость говорить на своём языке, любить свою Родину и мечтать о её будущем.

    Официальная статистика говорит об уничтожении 22 молодых литераторов в ту страшную ночь и позднее. Однако косвенные свидетельства говорят о том, что число жертв может достигать 100-400 человек. И ведь это не просто цифры – каждый из этих людей был бесспорно талантлив (иначе бы его не постигла страшная участь), каждый был молод (средний возраст расстрелянных – 33-35 лет), и трудно даже вообразить, какие шедевры мировой литературы были «абортированы» в Хэлоуин-37.

  • «Вычеркнуть из памяти!»

    Физическое уничтожение всех «нацдемов» (участников национально-демократического движения) было лишь одним из шагов по вытравливанию из белорусов всего национального. Вторым шагом стал «расстрел» произведений, которые были созданы этими авторами. Все их творения, и даже самое упоминание о них оказалось вне закона.

    Лишь в 1990-е годы чудом сохранившиеся произведения попавших под маховик НКВД авторов были собраны в отдельный том собрания «Беларускі кнігазбор». Том, который был назван очень красноречиво – «Расстраляная літаратура».

  • Имена

    Алесь Дудар, Валерий Моряков, Тодор Кляшторный, Макар Кравцов, Леопольд Родзевич – все эти авторы были признаны достаточно авторитетными для будущего нашей литературы, и потому расстреляны. По разным оценкам, репрессивная машина НКВД уничтожила в 1934-1937 годах до 95 процентов белорусов, которые сколько-нибудь проявили себя в литературном творчестве.

  • Четыре волны смерти

    Белорусизация 1920-х годов принесла свои страшные плоды уже в 1929-1930-м годах, когда по Беларуси прокатилась первая волна репрессий. Да-да, именно в 1929-м всё и началось, а вовсе не в 1937-м. Вторая волна репрессий прошла в 1932-1934-м годах. Самой же массовой стала третья – 1937-1941 годов, фактически выкосившая белорусских литераторов, переводчиков, преподавателей, исследователей, научных деятелей. Третья волна прошлась и по западным, «присоединённым» территориям.

    Белорусизация 1941-1943 годов, проводимая немецкими оккупационными властями, также принесла свои горькие плоды позднее. Уже в 1944 году, с возвращением советских войск, все учителя, работавшие в белорусских школах во время оккупации, актёры белорусскоязычных театров, авторы, писавшие и издававшие свои книги, были названы коллаборационистами и расстреляны или направлены в советские лагеря смерти.

Сегодня Хэлоуин – это скорее праздник. Правда, праздник пришлый, ведь для наших предков было характерно уважительное отношение к смерти и ушедшим. Но страх для современного человека – слишком «тяжёлая» эмоция, и «облегчить» её пытаются путём засмеивания или обесценивания темы. И зря. Ведь память – это не только «акции по разнарядке» на День Победы. Это в первую очередь наше личное отношение к тому, что было. И тем, кто был. Нашим предкам. Тем, к кому нам рано или поздно доведётся присоединиться, – ведь например, англичане не говорят об «ушедших», для них умершие – это «присоединившиеся к большинству».

Катерина Сидорук

comments powered by HyperComments