Туда-сюда-обратно, тебе и мне приятно, или Великий дипломат Миндовг

Религиозный фанатизм крайне редко отмечался в Великом Княжестве Литовском (древнебелорусском государстве). Компактное проживание на одной территории язычников (преимущественно), христиан, иудеев и мусульман способствовало развитию благожелательного отношения к инаковерующим. Разумеется, при взаимно уважительном отношении к религиозной обрядности, отличающейся от обрядовости местных жителей.

Язычник и стратег

Основой мировоззрения Миндовга, без сомнения, было язычество. Однако к обрядовости, то есть, внешней стороне вопроса, он относился более чем индифферентно. И, во всяком случае, был уверен, что обрядовость не является первостепенным вопросом в политических хитросплетениях.

Одной из наиболее серьёзных военных сил, угрожающих его державе  в тот момент был Тевтонский орден, или, правильнее сказать, орден Инфлянтский. Крестоносцы были хорошо вооружены, закалены битвами в Палестине и Европе, и их заинтересованность в расширении своего влияния (читай – завоеваниях) была чрезвычайной.

Как можно было «вывести из игры» этого, более чем серьёзного, игрока? Конечно, выбив из рук крестоносцев их главный аргумент в завоеваниях – «крещение языческих земель». И Великий Князь решает озвучить собственное стремление креститься.

Крещение: политический шаг со многими бонусами

Принятие решения о крещении включало в себя отнюдь не только военные, но и политические бонусы. Ведь «просто крещение» Миндовга, равно как и всех его современников, совершенно не интересовало. А вот возможность получения поддержки Римского понтифика и возможность же получения королевской короны – ещё как.

Принятие католичества для Миндовга стало началом его собственного королевского настоящего. Непродолжительного, правда, но всё-таки – королевского.

Церемония крещения и коронации прошли в столице Литвы того времени, Новогрудке, в присутствии инфлянтских магистров и папских легатов. Пышность церемонии вполне компенсировала её духовную бессмысленность. Впрочем, вероятнее всего, что это понимали все участники действа.

Вскоре Миндовг отречётся от католичества и вообще христианства и снова вернётся к язычеству. Потом попробует восточную версию христианства (православие) «на вкус» и снова вернётся к вере предков. Единственный из всех литвинов, кому удалось побывать признанным королём Литвы. Первый из тех, кто использовал крещение (его последователи главным образом обещали) в политических целях.

Туда-сюда. Ничего личного, лишь бы государству польза…

comments powered by HyperComments