Самая трогательная история любви, или Всё могут короли. Часть 2

Представить себе реакцию королевы Боны на упрямство сына, короля Жыгимонта (Сигизмунда) Августа – можно без труда. Она была в ярости. У неё уже были планы, а тут эта выскочка Барбара! Сперва королева-мать потребовала от сына отказаться от нелепой супружеской присяги, потом – отказаться от идеи коронации супруги. Но ещё недавно почтительный и послушный сын оказался непреклонен. Ведь он действительно любил свою жену и был верен словам супружеской присяги. Верен до конца.

Любовь до гроба? Барбара и Жыгимонт прошли этот путь до самого конца.

Корона и яды

Коронация Барбары как королевы Польши и Великой Княжны состоялась. Королева Бона на церемонии не присутствовала. А сразу после коронации прекрасная Барбара заболела. Злые языки приписали ухудшение самочувствия прекрасной литвинки отравлению, а ведь род Сфорца, из которого происходила королева Бона, был весьма изощрён в ядах.

Королева угасала, и единственный, кто оставался рядом с ней, был её супруг. Тело ещё недавно прекрасной Барбары покрылось ужасными зловонными язвами, и даже лекари не могли находиться в её комнате. 

Смертью за любовь

Только Жыгимонт был рядом. Во время болезни так же, как ранее на балах. И во время агонии любимой жены рядом был только он, уже безутешный вдовец. И именно он принял решение о захоронении супруги в фамильном склепе Радзивиллов, а не в королевской усыпальнице в Польше. И шестёрка вороных коней была запряжена в карету, в которой ехали, помимо возницы, двое – король Жыгимонт Август и его прекрасная Барбара. 

Богоматерь Остробрамская

С историей любви Барбары Радзивилл и Жыгимонта Августа связана ещё одна легенда. Легенда одной из самых почитаемых в Великом Княжестве Литовском (нынешней Беларуси) икон Богородицы. Якобы эту икону после смерти написали по заказу Жыгимонта Августа. Причём лик Богородицы на этой иконе (она и сегодня выставлена для почитания в Острой Браме Вильнюса) очень напоминает изображения Барбары Радзивилл.

Это – едва ли не единственное изображение на иконе Девы Марии без младенца. Но ведь у Барбары и Жыгимонта не осталось детей. Формально икону причисляют к образам Благовещения, а сложенные особым образом руки Мадонны означают согласие с волей Всевышнего.

comments powered by HyperComments