Абяцанка-цацанка, а дурню радость*, или дипломатия Великого князя Гедымина

Суть народной присказки очевидна даже человеку, не знакомому с белорусским языком. Она и о том, что обещания далеко не всегда выполняются, и о том, что нередко для того, чтобы доставить недалёкому оппоненту радость, достаточно именно пообещать. Что нередко происходит в дипломатических кругах.

Дипломатия: обещания на вес золота

Одним из наиболее обременительных соседей Великого Княжества Литовского (древнего государства, объединявшего нынешние белорусские земли с землями многих соседей) было государство Тевтонского ордена на Западе. Рыцари-крестоносцы планировали (да и проводили) свои походы под маркой крещения и просвещения язычников. И действительно, Великие Князья ВКЛ в большинстве своём, равно как и их подданные, сохраняли верность вере предков – язычеству. Что, впрочем, совершенно не мешало им использовать в своей дипломатической работе обещания привести к христианству все земли ВКЛ. Или, говоря современным языком, сделать христианство государственной религией.

Папа как третейский судья

Великий Князь Гедымин, когда агрессивные поползновения Ордена стали слишком уж обременительными, даже обратился к Римскому понтифику с обещанием способствовать продвижению христианской веры, при условии сохранения статус-кво и обуздания «псов-рыцарей». Разумеется, такая формулировка была воспринята как обещание принятия крещения и приведения к католической вере всех своих подданных.

Правда, когда спустя годы папские легаты добрались до отдалённых территорий, «ошибка» была выявлена. Крайним оказался писец-переводчик, который излагал мудрые мысли использующего старобелорусский язык Гедымина на латине. Но это уже, что называется, издержки межкультурных коммуникаций.

Торговать или воевать?

Конечно, обращение к Папе римскому могло дать определённый эффект – и дало его. На целых четыре года активность тевтонцев была значительно сокращена. Однако помалу отряды Тевтонского ордена возобновили свои набеги на земли Великого Княжества, а, стало быть, крещение перестало быть таким уж заманчивым. Тем более, что единоверцы Тевтонского ордена, поляки, страдали от этих самых набегов ничуть не меньше.

Тогда Гедымин предложил другой вариант – создание единого европейского рынка, в который смогли бы включиться все княжества и прочие государственные образования Европы, от Балтики до Чёрного моря. Соответствующий документ – Виленский мирный трактат – был подписан, и путь «из варяг в греки» «заработал» с новой силой.

Обещания в дипломатической среде, конечно, использовались и используются как товар, и весьма ценный. Вовремя подаренное (и завуалированно сформулированное) обещание и сегодня порой ценится на вес золота. Впрочем, это уже совсем другая история.

comments powered by HyperComments