3 новаторства Библии Скорины

Среди множества инноваций, которые привнёс белорусский первопечатник в издательское дело в целом, и в своё детище в частности, особенно выделяются три. И именно благодаря им Библия Скорины стала событием поистине европейского масштаба.

Текст разделился на слова

Сегодня это представляется по меньшей мере странным, но до Скорины, в целях экономии места, слова писались слитно. Слишком дорогими были материалы, на которых печатались (или писались) книги, чтобы позволить себе такую роскошь, как пробелы между словами.

Франциск Скорина изменил устоявшуюся практику, – если не сказать, что совершил своего рода революцию. Зато теперь текст стало гораздо легче читать. А дополнительные листы бумаги, необходимые для размещения всего содержания Книги Книг, пришлось просто закупать оптом. Конечно, раньше этого слова не знали, но покупателей, которые брали товар помногу, ценили во все времена.

Текст стал понятным

И сегодня ещё существуют приверженцы идеи, согласно которой богослужебные книги должны сохранять традицию и издаваться на языках, ушедших в прошлое. До 1960-х годов (Второго Ватиканского собора) Католическая Церковь молилась на латинском – великолепном, но мёртвом, – языке, а некоторые Православные Церкви и по сей день предпочитают, например, старославянский.

Но 500 лет назад Франциск Скорина уже сделал Библию понятной для широкого круга читателей – перевёл её на старобелорусский. И сделал её тем самым доступной действительно широкому кругу читателей, ведь тогда грамотность на наших землях была если не 100-процентной, то, во всяком случае, 2/3 населения владели письменной речью в достаточной степени. И именно на этом языке – старобелорусском – спустя каких-то 20 лет после Библии будет создан первый Статут Великого Княжества Литовского, первая европейская Конституция.

Авторский подход

Никто до Франциска Скорины не позволял себе по-настоящему авторского подхода к Библии. А доктор Скорина из славного города Полоцка в помощь читателям каждую книгу предварял своего рода введением, в котором указывал, какого рода знания из этой книги можно почерпнуть. Фактически, Скорина трактовал Библию как универсальное учебное пособие. Хотя и трактовать подобное отношение к Библии как неверие также опрометчиво, – всё-таки во времена Скорины религиозность была естественной составляющей мировоззрения. Но белорусский первопечатник видел в Библии больше, чем просто религиозную литературу.

К авторскому подходу, граничившему для современников белорусского первопечатника почти со святотатством, можно отнести также и автопортрет Франциска Скорины, украшавший его Библию. Просветитель не умалил своего труда по изданию на белорусском языке самой авторитетной книги на свете. Ведь он действительно сделал очень многое.

Катерина Сидорук

comments powered by HyperComments